Поделиться в FB
Поделиться в FB
Поделиться в TWITTER
Поделиться в TWITTER
Поделиться в VK
Поделиться в VK
Подписка на канал
Подписка на канал
последовательность фибоначчи что это - узнайте все о загадках вселенной и природы, поверните ключ к тайнам бытия...
ВВП

Суть понимания числа ВВП – Валового внутреннего продукта

“Логика ВВП”

Валовой внутренний продукт (ВВП) является основным показателем объема национального производства. Это “слепой счетчик”, ведущий учет всей совокупности товаров и услуг, которые производит страна, и регистрирующий экономический рост. Но он никак не отражает социальных и экологических издержек этого роста, таких как нищета и разрушение окружающей среды. Не столь важно даже, из каких составляющих состоит этот индекс, важнее сама “логика ВВП”, которая признается подавляющим большинством. Именно “логика ВВП” призывает к бесконечному росту – росту на планете с ограниченными ресурсами.

Со времен окончания Второй мировой войны ни одно альтернативное предложение в области государственной экономической политики США не смогло хоть сколько-нибудь поколебать веру в непогрешимость ВВП. Всеобщая вера в ВВП только усиливает недостатки этого инструмента. Хотя этот показатель – американское изобретение, страны по всему миру оценивают свой экономический рост с помощью методов, практически идентичных ВВП.

“ВВП измеряет количество оружия, а не уровень безопасности; медицинское оборудование, а не здоровье; число компьютеров, а не уровень образования”.

Рост ВВП стал повсеместно одной из главных целей государственной политики. Поэтому те, кто разрабатывают эту политику, редко обращают внимание на более сложные, требующие комплексного решения задачи, такие как повышение благосостояния людей. Управляемый рынком экономический рост имеет хорошо известные преимущества, в том числе увеличение достатка, повышение уровня жизни и обеспечение широкого выбора для потребителей. Но за все это приходится расплачиваться растущим неравенством доходов, нищетой и разрушением окружающей среды.

“ВВП больше не является жизнеспособным показателем. Он приносит больше вреда, чем пользы, и от него следует отказаться”.

Нужен ли рост?

Многие знаменитые философы-экономисты, такие как Адам Смит, Карл Маркс и Джон Майнард Кейнс, считали, что экономический рост необходим. Тем не менее они сомневались в том, что рост может продолжаться вечно, и даже уповали на то, что наступит время, когда рост перестанет являться необходимым условием благосостояния. Экономический историк Роберт Хейлбронер считает, что все великие экономисты представляли капитализм движущимся к некоему застойному, неизменяющемуся состоянию.

В конце 1920-х годов половина населения США проживала в городах. Население перестало быть преимущественно аграрным, большинство американцев превратились в наемных работников, которые перестали кормиться за счет своей земли. Их работа и благополучие теперь зависели не столько от собственных усилий, сколько от состояния здоровья национальной экономики. Великая депрессия обозначила непростой для общества вопрос. Сможет ли экономический рост возобновиться или же экономика погрязла в “состоянии зрелости” и уже не способна расти дальше?

“Единственной целью наших усилий должно быть поддержание и повышение благосостояния людей, а не просто содействие получению доходов или росту”.

Рождение ВВП

Самый тяжелый экономический спад в истории США начался незадолго до краха фондового рынка в октябре 1929 года. На ранних стадиях Великой депрессии экономисты не смогли распознать ее истинный масштаб. Одной из причин было то, что в начале 1930-х годов федеральное правительство еще не вело планомерного учета объема национального производства.

“До XVIII века все люди на Земле жили почти одинаково: они передвигались не быстрее, чем могла скакать лошадь, они перевозили груз не тяжелее, чем могла перетащить упряжка волов, и им приходилось собственноручно готовить пищу, строить жилища и шить одежду”.

В 1934 году Национальное бюро экономических исследований (NBER) под руководством Саймона Кузнеца (который в 1971 году получил Нобелевскую премию по экономике) представило в Сенат США исчерпывающий отчет. Он назывался “Национальный доход в 1929–1932 годах”. В этом отчете была представлена концепция, послужившая основой для развития современной модели расчета ВВП. Отчет подтвердил худшие опасения экспертов о масштабе Великой депрессии: заработки американцев с 1929 по 1932 год упали на 40%. В отчете также была сделана первая в истории попытка измерить безработицу в стране. Кузнец и его коллеги подсчитали, что в 1932 году работу искали более 14 миллионов американцев, то есть примерно каждый четвертый взрослый. Это означало, что с 1929 года безработица увеличилась в семь раз.

Большинство американцев убеждены, что стремление каждого человека к личной выгоде полезно для общества в целом. Когда началась Великая депрессия, сторонники невмешательства государства в экономику рассматривали экономические спады как неизбежный этап развития, причем не обязательно нежелательный. Многие законодатели считали, что правительству в таких обстоятельствах лучше всего ничего не предпринимать. Бездействие, полагали они, позволит силам свободного рынка вернуть экономику в состояние “равновесия”.

“И шотландский краснодеревщик, и североамериканский индеец… работали для того, чтобы обеспечить выживание себе и своим семьям. А не для того, чтобы скопить богатство или получить власть”.

ВВП и Вторая мировая война

В 1939 году, через десять лет после обвала американского фондового рынка, объем производства и занятость оставались ниже уровня 1929 года. Экономика США росла с начала 1936 до середины 1937 года, а затем снова начался резкий спад. Он продолжался до нападения Японии на базу ВМС США в Перл-Харборе 7 декабря 1941 года.

“Как только богатство перестало быть привязанным к обычным физическим показателям, таким как площадь земли, размер зданий, количество прислуги, преграды, сдерживающие рост, рухнули”.

Вторая мировая война закрепила зависимость государственной политики от подсчета национального дохода. Нужды армии и флота США потребовали беспрецедентной мобилизации промышленности. После Перл-Харбора военное производство резко выросло. Великая депрессия внезапно закончилась, в условиях общенационального производственного бума безработица фактически исчезла. В процессе военной мобилизации подтвердилась необходимость иметь надежные данные о каждом секторе экономики.

Стратегия мобилизации во время Второй мировой войны заставила правительство перейти к планированию производства и ценообразования в большинстве отраслей экономики. Доля государственных закупок товаров военного назначения выросла с 1,4% ВВП в 1940 году до 48% в 1944-м, что составило около 89% расходов федерального правительства.

“ВВП рассматривает экономику страны как обособленное явление и допускает ее изучение в отрыве от социальных или экологических условий”.

ВВП и государственная политика

До того как стать президентом, Франклин Рузвельт считал США “слишком развитой” страной, приближающейся к пределу своего экономического роста. Он задавался вопросом, так ли уж хорош любой рост. Его беспокоило, к примеру, не принесет ли США усилившаяся индустриализация – новые ветки железных дорог и усиление корпораций – больше вреда, чем пользы.

“Макроэкономическая политика, основанная на ВВП, больше не учитывает реальность – экономическую, социальную или какую-либо другую”.

Став президентом, Рузвельт составил себе такое представление о национальном доходе: все бюджетные расходы оправдают себя, если американские потребители будут тратить больше денег, платить больше налогов и меньше полагаться на государственные услуги. Он пришел к выводу, что американцы покупают слишком мало и что покупательная способность потребителей не успевает за производством. Поэтому он рекомендовал дополнительно израсходовать три миллиарда долларов на организацию и работу специальных ведомств, таких как Управление общественных работ, которые занимались строительством общественных сооружений, инфрастуктуры и национальных парков и создавали миллионы новых рабочих мест. Из бюджета субсидировались проекты строительства автомагистралей и средств защиты от наводнений. Обосновывая свои рекомендации по стимулированию роста, Рузвельт утверждал, что США должны помочь своим гражданам снова вернуться к процветанию.

Так началась современная эпоха государственной политики, поощряющей рост ВВП. Рост до сих пор остается стандартным оправданием для вмешательства правительства, стремящегося удержать на плаву тонущую экономику. Министерство торговли США стало готовить ежемесячные отчеты о национальном доходе с конца 1937 года. Цель министерства состояла в стимулировании производства и роста доходов, а совсем не в претворении в жизнь идей Саймона Кузнеца, думавшего о повышении благосостояния людей и общества в целом.

“Из-за того, что в основе концепции ВВП лежит неограничиненный рост, неуклонно истощаются ресурсы, в которых будут нуждаться последующие поколения”.

К 1954 году все некоммунистические страны мира приняли стандарты учета ВВП. В 1953 году ООН опубликовала документ, посвященный “Системе национальных счетов” (СНС). СНС практически полностью повторяла способы измерения экономической деятельности, принятые в США. Валовой внутренний продукт представляет собой сумму, выраженную в национальной валюте. Все экономисты признают основную формулу для расчета ВВП, в которой суммируются потребительские расходы, инвестиции, государственные расходы и разность экспорта и импорта. Формула такова: ВВП = П + И + Г + (Эксп. – Имп.).

“Общество имеет средства – государственную политику, регулирование, законы – чтобы помочь нам подсчитать ценности, не имеющие отношения к монетизированному рынку”.

Ущербная философия “как можно больше всего”

Согласно логике ВВП, устойчивый экономический рост необходим, поскольку он является самым верным способом защиты от подъемов и спадов экономического цикла. Опираясь на рекомендации ведущих экономистов, западные лидеры способствовали послевоенному процветанию. Рост объемов производства проходил под лозунгом “как можно больше всего для всех”. Такая позиция позволяет избежать трудных вопросов о причинах экономических депрессий, войн и неравенства и рассуждений на тему, в чем смысл прогресса.

Экономисты уходят от ответа на “субъективные” вопросы о благополучии и прогрессе человечества. Они настаивают на том, что рынок сам определяет, что хорошо, что плохо, и расставляет по своим местам все, что находится между этими полюсами. Рецепт одинаков для любой социальной проблемы, от хронической нищеты до снижения образовательных стандартов и ухудшения экологии: увеличьте объемы производства в соответствии с методами расчета ВВП. Почему же экономистам, которые упорно отстаивали концепцию роста ВВП, не удалось предсказать или предотвратить банковский кризис конца 1980-х годов, крах технологического сектора в конце 1990-х или глубокую экономическую рецессию 2007–2009-х годов?

“Современной экономике требуются специалисты, чтобы измерить огромный диапазон абсолютно несопоставимых вещей – инфляцию, безработицу, индекс потребительских цен, инвестиции, процентные ставки и многое другое”.

Американцы всегда верили в то, что дети будут жить лучше, чем родители. Теперь они в этом сомневаются. Несмотря на то что экономика США – самая крупная капиталистическая экономика мира, заработная плата 80% американских наемных работников с учетом поправки на инфляцию не растет уже более четырех десятилетий.

“В сфере экономики то, что не измеряется, начинает игнорироваться и, как следствие, чаще всего отмирает”.

Что ВВП учитывает, а что нет

Валовой внутренний продукт объединяет в себе так много показателей, что его значение трудно оценить. Все это невероятное количество факторов собирается в одно-единственное “маленькое большое число”. По словам одного наблюдателя, ВВП измеряет огромный спектр видов экономической деятельности, “среди которых можно найти приятные, полезные, печально необходимые, корректирующие, банальные, вредные и просто дурацкие”.

ВВП на душу населения в США достиг 48 000 долларов в 2011 году, позволив стране занять 15-е место в мире по уровню производства в расчете на одного человека. По-видимому, данные о повсеместной нищете в развивающихся странах проистекают из правил подсчета ВВП, учитывающих только движение денег. Это приводит к утверждениям, что жители бедных стран живут “на менее чем 2 доллара в день”. К примеру, грек, который ловит рыбу для собственного пропитания, особо не переживает по поводу того, что он ничего не вносит в ВВП Греции. Но это никак не отражает ценность для жизни этого человека таких нематериальных факторов, как счастье и безопасность, или такой деятельности, как потребление результатов своего труда совместно с членами семьи.

“Почему бы нам не пойти по пути, который является основой правильного планирования и развития в любой деятельности: во-первых, выяснить, куда мы хотим идти; а во-вторых, подумать о том, как туда добраться”.

Те, кто счастливы в браке, ничего не добавляют к ВВП. Но если эти люди решат развестись, “счетчик ВВП начнет крутиться”: скорее всего, им придется обратиться к юристам, заключить новые договоры аренды на отдельные квартиры, нанять помощников по хозяйству, чаще питаться вне дома и тратить больше денег на врачей и психологов.

“Систему ВВП осуждают за поддержку экономики, в которой люди своровав у будущего, продают в настоящем и называют этот процесс ростом”.

Так или иначе, ВВП измеряет только материальные составляющие, но не качество жизни.

Альтернативы ВВП

Президент Джон Кеннеди критически высказывался по поводу популярности предшественника ВВП – валового национального продукта (ВНП). Но со времен гибели Кеннеди общественность США практически не сопротивлялась господству ВНП или его преемника, ВВП. Настало время, чтобы возобновить дискуссию по поводу ВВП. Население Земли увеличится до девяти миллиардов к 2050 году. Стремление всех стран к бесконечному росту ВВП заставит людей относиться к своей планете как к “бизнесу на этапе ликвидации”. Ничем не ограниченный постоянный рост означает игнорирование экологических и социальных издержек этого роста.

Основной проблемой при поиске альтернативы ВВП является способ оценки активов, не имеющих материальной ценности. В ответ на просьбу выбрать между 10 миллионами долларов и кислородом люди будут делать выбор, необходимый для поддержания жизни. Но как государство сможет рассчитать реальную ценность вдыхаемого воздуха или питьевой воды?

Всемирный банк разработал заменитель ВВП – Показатель истинных сбережений (Genuine Savings Indicator, GSI), в котором из ВВП вычитаются некоторые вмененные издержки, такие как истощение ресурсов и ухудшение окружающей среды. Другая альтернатива ВВП – Показатель истинного прогресса (Genuine Progress Indicator, GPI), который различает экономическую деятельность на основе того, насколько она увеличивает или уменьшает природный и социальный капитал.

Постоянная инициатива Европейской комиссии “За пределами ВВП” направлена на преодоление многих недостатков этого традиционного показателя. Участники проекта пытаются найти возможности для объединения данных ВВП с социальными и экологическими показателями и результатами других измерений. Всем странам срочно нужны собственные альтернативы ВВП, отражающие их национальные приоритеты. Страна, которая высоко ценит чистый воздух и воду и выделяет больше средств для обеспечения достойной жизни своих граждан, должна отдавать приоритет этим ценностям в своих экономических показателях. В конце концов, “что измеряем, то и получаем”.

Предлжите свою идею...

Сдесь Вы можете подать заявку на членство в клубе...

Sending

©2019 Суть числа. Некоммерческий проект. Все материалы свободны к использованию.

или

Введите данные:

или    

Forgot your details?

или

Create Account

Перейти к верхней панели